Мацкевіч Уладзімір (worvik) wrote,
Мацкевіч Уладзімір
worvik

Categories:

Паранаука и предрассудки XXI века

1. Генетически модифицированные продукты и торговые войны. 
Дискуссии на эту тему лоббируются заинтересованными игроками на рынке продовольствия. Конкуренция на этом рынке очень высока. Распространение генетически модифицированных продуктов резко изменит мировой рынок продовольствия. Это может принести огромное благо – будут накормлены миллионы голодающих и вымирающих в Африке и Азии. А это, в свою очередь, приведет к политическим изменениям. Но этот же процесс несет и определенные угрозы –нерентабельность целых отраслей сельского хозяйства. Как следствие – запустение земель, экологические проблемы и изменение социальной структуры развитых стран.
Поэтому, все как бы «научные» обоснования вреда генетически модифицированных продуктов порождаются предвзятостью и ангажированностью.
Технические (маркировка продуктов, клинические испытания, процедуры сертификации и стандартизации), экономические (защита рынков и товарная экспансия), политические и даже юридические споры и конфликты переносятся в сферу науки, где им не место. В результате мы имеем катастрофическое падения профессиональной этики «ученых» и паранаучные «теории» и мифы.

 

2. Клонирование и глобальная рекламная стратегия.
Начитавшись научной, ненаучной и квазинаучной фантастики, спекулируя на биологической и философской безграмотности популяризаторы науки создали мифологию клонирования. Весь шум вокруг этого яйца выеденного не стоит. Обычная работа медиков, генетиков, биологов вдруг стала такой мифологизированной и «проблемной». В споры и конфликты по этой паранаучной проблеме вовлечены СМИ, религия, политики. А с какой стати? Почему обычное выращивание тканей и культур в пробирках не вызывает таких споров? Да просто сенсационные «новости» лучше продаются. Распространение информации – это тоже рынок, и на этом рынке одна информация продается лучше, другая хуже. Кого бы интересовали опыты с овечкой Долли без налета сенсационности и фантастического антуража. Во все времена научные открытия и технические новинки лучше продвигались в упаковке сенсационности и скандальности. Только до конца ХХ века этим занимались любители, теперь это дело профессионалов. Вот они и подпитывают тему клонирования всякой ерундистикой, сенсациями, скандалами. Это уже стало большой рекламной стратегией. И все.

3. Природные основания гомосексуализма и инерция суфражизма, пролетарской революции и эмансипации всего от всего.
Свобода, равенство и равноправие давно стали такими высокими ценностями, что люди готовы были платить жизнью за их реализацию. Начинали борьбу за равенство и равноправие протестанты в эпоху Реформации. Постепенно в основных странах Западной Европы протестанты добились равенства всех конфессий, отделения церкви от государства и полной свободы совести. После нескольких веков религиозных войн ценности свободы, равенства и равноправия стали общераспространенными, но оставались нереализованными. Даже христианская американская революция и светская французская XVIII века только декларировали свободу и равенство. С начала XIX века ведется систематическая борьба за равенство людей, за равные права и возможности. К ХХ веку эта борьба приобрела тотальный характер. (Я сейчас не рассматриваю экономическую борьбу за ресурсы, за передел прибыли, за зарплаты и цены.) Сначала боролись только за политические права, в первую очередь, за право голоса. Начали эту борьбу женщины и пролетариат. Точнее идеологи суфражизма и социализма. К началу ХХ века и женщины, и пролетариат добились избирательных прав. Потом начали бороться за ликвидацию всех цензов в избирательном праве. Потом была героическая борьба за права негров, в первую очередь, в Америке. С падением апартеида в Южной Африке все расы были уравнены в правах. Все стали свободными в политическом смысле. А что дальше? А дальше началась инерция борьбы, когда ценности стали доводиться до абсурда.
Из суфражизма вырос феминизм – борьба уже не за политические права, а за символическое виртуальное равенство. Вплоть до абсурда, искусственного изменения языка, с тем, чтобы убрать лингвистические и грамматические различия уже не по полу, а по грамматическим родам, которые (вот какая неполиткорректная филология) называются одинаково с полом (женский-мужской пол, женский-мужской род существительных). Ну и ладно бы. Женщины могут хотеть и желать большего. Но вот зачем для этого искажать науку и научный метод? Гендерные исследования – это профанация науки в мировом масштабе. Но это дело поправимое. Сами по себе гендерные исследования все еще находятся в рамках научного подхода, а отступление от научной добросовестности и всякие искажения, вольные и невольные ошибки могут оставаться на совести каждого гендерного исследователя.
Очень благородным делом стала интеграция в общество лиц с ограниченными физическими возможностями. Борьба за права и свободу лиц с ограниченными физическими возможностями преобразила облик европейских городов. Сотни тысяч людей, прежде заточенных в четырех стенах, лишенных доступа к благам цивилизации вышли на улицы, наполнили общественные места, стали жить полноценной жизнью. Труднее было с людьми с ограниченными умственными возможностями. Увы, интеграция для них не может быть такой же полной, как для инвалидов с телесными изменениями. Они стали учиться в школах вместе с обычными детьми, но работать вместе с другими взрослыми они все равно не могут. Неравенство здесь на лицо.
От этой «несправедливости» некоторым людям становится очень не по себе. Зато можно перенести борьбу в другую сферу – добиться полного равенства для лиц с нетрадиционной сексуальной ориентацией. Кто же спорит с тем, что и эти люди должны иметь равные со всеми избирательные права? Никто! Но тут энтузиастам эмансипации и полного равенства удалось найти, где развернуться. Оказывается, наша культура, образ жизни, одежда, семейные ритуалы и ментальность, способы флирта и ухаживания, представления о счастье и полноте жизни, все, что мы имеем, не рассчитаны на лиц, чья сексуальная ориентация отличается от гетеросексуальной. Что же делать? И тут началось. Вместо того, чтобы ограничиться достижением равных прав, свободы действия и поведения для лиц с нетрадиционной сексуальной ориентацией, началось наступление на культуру и образ жизни. В угоду превратно истолкованным ценностям стали растаптываться традиционные европейские ценности. Ну и ладно бы! В конце концов, это судьба всех традиционных вещей. Ничто не вечно под Луной, на смену всему старому всегда приходит нечто новое. Но приходит в борьбе. Так как это было с суфражистками, с рабочими, с неграми (пардон, афроамериканцами), даже с инвалидами (бывшими калеками, а ныне лицами с ограниченными физическими возможностями). Но когда мир добрался до уравнивания в правах лиц с нетрадиционной сексуальной ориентацией, он уже обленился бороться. Вместо борьбы был введен запрет на борьбу, и этот запрет стал новой СВЕРХЦЕННОСТЬЮ – политкорректностью. Политкорректность не позволяет даже усомниться в правомерности и правомочности действий миноритетов, права которых считаются ущемленными. Ну да не о том сейчас речь! Речь о науке.
Какая в науке может быть политкорректность? Наука до тех пор остается наукой, пока она стремиться только к истине. А розово-голубая наука получила заказ на поиск биологических оснований равенства сексуальных ориентаций и пошла этот заказ выполнять. И все, от науки ничего не осталось. Оказалось, что в супердемократичных Европе и Америке запрещается публикация результатов исследований, которые показывали бы, что нет никаких биологических и генетических оснований для отклонения сексуальной ориентации.
Хуже того, с «науки» по обслуживанию политзаказа для лиц с нетрадиционной сексуальной ориентацией началась и покатилась волна эрозии науки вообще. Теперь под запретом публикации о биологических и физиологических различиях рас и полов. А эти различия есть!!! Как бы «научные» юные мичуринцы их не прятали. Природных оснований у гомосексуализма не больше, чем у сексуального фетишизма. Нет, и не может быть гена сексуальной предрасположенности к латексу, грязному белью, чулкам или крашенным блондинкам. Это все, как сказал бы Фрейд, результат фиксации либидо при наложении на сильные детские переживания.
Гендерная и гомосексуальная науки – это ложь в угоду политкорректности.

4. Уфология, инопланетяне и вселенская тоска и скука.
Про это просто лень говорить. Тут и так все ясно.

5. Может, еще что-то забыл? Напомните! 
Tags: гомофоб, табу и суеверия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments