?

Log in

No account? Create an account

Папярэдні запіс | Наступны запіс

Молчанье философа

«Я пришел к заключению о глубокой мудрости, заложенной в иудейской заповеди “не касайся имени Бога всуе”.
Мой упрек  организованной религии в том, что она постоянно склоняется к употреблению имени Бога всуе.»
Карл Поппер

Предваряя публикацию отрывков посмертного интервью Карла Поппера Алексей Буров пишет: «За всю свою долгую жизнь философ ни полсловом не обмолвился по вопросам, которые весьма почитаемый им Иммануил Кант обозначил главнейшими—по вопросам Бога и бессмертия. Почему же философ упорно молчал на обязательные, казалось бы, для философии темы?»
Не знаю, являются ли эти два вопроса главнейшими для философии, у разных философов на этот счет могут быть разные мнения, но прочитав это я вспомнил о том, что и сам обходил молчанием многие философские темы. А про многих философов в справочной литературе часто говорится, что он писал о том-то и о том-то, поднимал такие-то темы, разрабатывал такие-то проблемы. Еще в справочниках и словарях философия характеризуется разными способами, смысл которых можно передать словами «наука обо всем». «Взгляд, конечно, варварский», но что-то в этом есть. Ну, или в этом надо что-то найти. Действительно, даже беглое знакомство с философией, позволяет заключить, что набор тем и предметов, о которых говорят и пишут философы необъятен и стремится к бесконечности. Нельзя объять необъятное, но создается впечатление, что философы к этому стремятся. Это, скажем так, абстрактные философы, философы вообще, если «философ» это платоновская идея. Конкретный же философ еще меньше способен объять необъятное, поэтому в его текстах и речах мир вертится вокруг предметов, в наибольшей степени занимающих его самого. Но если некто в своей интеллектуальной работе сосредоточен на отдельном предмете, то он скорее специалист, узкопрофильный ученый, а не философ. А философ тем больше философ, чем шире его взгляд на мир. Поэтому правомерно поставить философа перед наивным вопросом: «Какой же ты философ, если не говоришь и не пишешь о главнейших вопросах философии?»
Советских философов такой вопрос не поставил бы в тупик, и даже не застал бы врасплох. Во-первых, потому, что Бога нет, и они это точно знали. Во-вторых, потому, что хорошо выучили основной (поэтому, наверное, не главный) вопрос философии: «Что первично, и познаваем ли мир?» Выучили вопрос, и знали правильный ответ. Правда, они не знали, или не хотели знать другого: Если у тебя есть правильный ответ на основной (или главный) вопрос, то какой же ты философ? О чем тебе еще думать? Поэтому, «советский философ» это оксюморон – такого не бывает. В советское время были философы, но они были антисоветскими, ну или не были советскими, а просто философами.
Так, все же, какой же ты философ, если не говоришь и не пишешь о главном? Что бы, и как бы, не считалось главным. Думаю, что без размышления о главном философа не бывает. Но ведь говорить и писать не тождественно мыслить! Философ не может не мыслить о главном, но вовсе не обязан об этом говорить. Каждый философ самоопределяется и решает для себя, что главное, и о чем ему мыслить. Самоопределяется и в том, о чем ему говорить и писать, а о чем нет. И ответы на эти вопросы могут не совпадать. Важно не только то, о чем говорят и пишут философы, но и то, о чем они молчат.
Что же означает молчание философа? О чем философы молчат, и что находится там, о чем философы умалчивают?
Как минимум, молчание философа касается того, о чем другие суесловят. Вот Поппер принял вторую Заповедь Моисея как императив: «Не произноси имени Бога напрасно!»
О Боге столько всего сказано и написано, что почти ничего нового сказать нельзя. А в написанном так много пустого и суетного, что от чтения веет мертвечиной, ну или страшной скукой. Однако, если Бог это важно, и все написанное о Нем не вызывает доверия, то можно же критиковать написанное! Можно. И написано очень много критики, сомнений, опровержений. По объему атеистическая литература сравнялась с теологической и апологетической, а может о обогнала. И много ли толкового написано в атеистическом залоге? Тоже пустословие и суета сует. Быть атеистом в 16 веке, это был подвиг, а в 19 уже глупость, и пустая суета.
Правда, есть еще и агностицизм. И литературы о том, что есть ли Бог, нет ли Его – науке это неизвестно! Ну, неизвестно, и неизвестно, о чем тут говорить?
Вот и молчат философы о том, о чем не стоит, не имеет смысла говорить. Но это молчание вовсе не значит, что они об этом не думают, и не имеют на этот счет собственного мнения.
Я встречал людей, которые никогда по собственной инициативе не говорят о Боге, но стоит их разговорить, оказывается, что они знают и понимают об этом во сто крат больше тех, кто говорит о Нём часто, везде и со всеми. Эти люди могут быть теистами, деистами, агностиками, но также христианами, иудеями. Может быть и мусульманами, но таких не встречал, чего не знаю, того не знаю.
Кроме Бога существует много других тем, о которых могут молчать философы, то же упомянутое бессмертие, например, или смерть. А также секс, любовь, глобальное потепление и мировая революция. И молчащий о сексе философ не обязательно импотент, молчащий о любви не обязательно мизантроп. Молчащий о Боге не обязательно атеист.
Молчание философа о чем-то может означать, что он об этом думает, но все еще не додумал, т.е., что он в процессе мышления, и конца этому процессу не видно. В конце концов, большая часть философов мужчины, а мужчина, не думающий о сексе, явление столь редкое, что неизвестно, встречаются ли таковые в природе вообще? Однако, думать про секс, и заниматься сексом вещи совершенно разные. Воздержание существует. Но девственность, целибат, безбрачие и воздержание ни у кого не вызывают подозрений в том, что секс и сексуальность существуют.
Это, разумеется, слабый аргумент, просто аналогия и пример. Меня в данном случае занимает вопрос о философском молчании. О молчании человека разумного вообще. Особенно же, о молчании о том, о чем философы и люди вообще мыслят.
Вот я об этом думаю и пишу сейчас. Думаю и пишу одновременно. А мог бы и не писать! Ведь, что такого я тут надумал, до чего додумался такого, о чем следовало бы и стоило бы говорить? Читать мысли я не умею, следовательно, о чем люди молчат я не знаю, и знать не могу. Если они, как Карл Поппер, сами об этом не скажут, хотя бы и посмертно.
А додумался я, тем не менее, вот до чего – до усовершенствованного онтологического доказательства бытия Бога. Бог существует потому, что о Нем невозможно не думать.
Это доказательство, разумеется, имеет статус гипотезы. Но это вполне научная гипотеза. Настолько научная, что и сам Карл Поппер не смог бы этого оспорить, ведь для нее существует ясное и понятное фальсифицирущее утверждение, опровергающее его истинность: Если существует человек не думающий, и никогда не задумывавшийся о Боге, то гипотеза «Бог существует потому, что о Нем невозможно не думать» неверна, а само утверждение ложно.
И это легко проверить.
Более того, эрудиты сразу же смогут сослаться на этнографические и культурологические исследования народов и племен, которые никогда не слышали о монотеизме, и придерживаются анимистических верований, или каких-то иных форм шаманизма и религиозности. Но это слабый аргумент. Многие люди, не только племена народы на дописьменной стадии развития, ничего не слышали о квазарах, пульсарах, кварках, бозоне Хигса и т.д., но это не значит, что всего этого не существует. Вы найдите философа, или мало-мальски образованного человека, который не думает и никогда не думал о Боге! Молчащих о Нем найдется множество. Но ведь это философы. У них принято молчать о том, о чем не надо говорить. А некоторые даже придерживаются принципа: «Знающий не говорит, говорящий не знает!»
Бог существует потому, что о Нем невозможно не думать. Но думанье и мышление даны нам, как говорящие, через говорение. О чем думают молчащие, никому не известно. Чужая душа – потёмки. Но молчание это не немота, это не фатальная неспособность к речи, а сознательное решение людей, способных говорить. Нужно только суметь разговорить, убедить нарушить молчание. Вот раввин Эдвард Зерин сумел разговорить Карла Поппера, агностика, молчавшего о Боге на протяжении всей своей философской жизни. Разговорил и выполнил данное обещание не публиковать сказанное до смерти сказавшего. Не каждому под силу то, что может сделать раввин с собеседником.
А кто говорил, что доказывать или опровергать научные гипотезы легко?

Comments

( 2 камэнтара — Пракамэнтаваць )
(Ананімна)
24 Врс 2014 22:14 (UTC)
Вопрос об онтологическом доказательстве
Здравствуйте, Владимир Владимирович!

У меня есть к Вам несколько вопросов по поводу сформулированного Вами варианта онтологического доказательства.

Во-первых, невозможно не упомянуть о наиболее значимом варианте опровержения онтологического доказательства, автором которого является И. Кант. Так, если я верно припоминаю смысл опровержения, то понятие о чем-либо (ста талерах) еще не предполагает его/их реального существования, - и, таким же образом, разве одного только мышления о Боге достаточно, чтобы утверждать то, что он существует? Здесь я только добавлю, что люди мыслили и о таких вещах, как флогистон и теплород, но это впоследствии было признано ошибочным. По всей видимости, даже если бы абсолютно все люди мыслили о чем-либо, как о существующем, то это все равно могло бы быть не более, чем распространенным заблуждением. Поэтому очень интересно узнать Ваше размышление по поводу возражения Канта относительно вышеупомянутого доказательства.

Во-вторых, очень важно уточнить, что именно Вы понимаете под словом "существует" в предложении "Бог существует потому, что о Нем невозможно не думать"? Далее по тексту Вы утверждаете, что "многие люди, не только племена народы на дописьменной стадии развития, ничего не слышали о квазарах, пульсарах, кварках, бозоне Хигса и т.д., но это не значит, что всего этого не существует". Следует ли из этого, что вы употребляете слово "существует" в одном и том же значении в предложениях "Бог существует" и "Квазар/пульсар/кварк/бозон Хиггса существует"?

Заранее благодарю за ответ.

С уважением,
Кирилл Мыльников
worvik
29 Врс 2014 09:58 (UTC)
Re: Вопрос об онтологическом доказательстве
Кирилл! Мое доказательство не оригинально, и вполне вписывается в кантовское рассуждение. Антиномичность вопроса о бытии Бога сохраняет свое значение, поэтому все доказательства его бытия или небытия могут быть приняты только с учетом критики возможностей разума.
Все доказательства бытия или небытия онтологические по своей сути. Правда, в силу антиномий чистого разума, мыслители пытаются найти какие-то уловки или обходные маневры. Поэтому появляются имагинативные или императивные доказательства бытия Бога, или чего бы то ни было еще.
Императивные, это когда доказательство сводится к такому виду: "Это есть, потому что этого не может не быть".
Имагинативные доказательства строятся по принципу теорем о существовании в математике: "Представим себе, что существует ...", и далее, на некотором шаге доказательства, оборачивают сам процесс в ad absurdum, показывая, что из несуществования следует что-нибудь нехорошее.
Так и Кант поступал со своим доказательством, и я тоже.
Так что все в рамках, все культурно, и все на том же месте. :)
( 2 камэнтара — Пракамэнтаваць )

Profile

Доктор
worvik
Мацкевіч Уладзімір
Методология.by

Latest Month

Кст 2017
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Распрацавана LiveJournal.com
Designed by Terri McAllister